Май 082015

Как известно, побочным продуктом производства белкового кормового компонента с некоторых низкомасличных культур, таких как соя — будь это компонент шротом или жмыхом — является растительное масло. По своей природе, масло — это биогенное топливо, и оно все более набирает популярность как субститут петролеумного топлива в государствах с развитым АПК. Однако в Украине до недавнего времени ее никто в таком качестве всерьез не рассматривал.

Примечание: данная статья — мнение аналитика мирового аграрного рынка.

Артем Яренко, специально для «Агробизнес сегодня»

Можно предположить, что такое отличие от мировых тенденций в украинском секторе переработки масличных обусловлена, главным образом, многолетним сидением на российской нефтяной игле. Наличие на рынке большого предложения дешевого углеводородного топлива исторически тормозила развитие в Украине биоэнергетики, несмотря на немалые экономические перспективы развития этой отрасли. Но в нынешних геополитических реалиях, когда Россия стремительно становится очень ненадежным поставщиком нефти и природного газа, а восточные области — каменного угля, казалось бы, можно прогнозировать быстрое вхождение Украины в мировые тренды. Развитие биоэнергетики сейчас является для украинского хозяйства не просто перспективным, но во многом или не критично необходимым для обеспечения энергетической безопасности национальной экономики.

Основной продукт сои — шрот

При сравнении особенностей украинской и западной практики переработки масличных культур может сначала броситься в глаза видимое фундаментальное различие в подходах к таковой. А именно существует мнение, что в странах Европы и Америки основным продуктом переработки масличной культуры является растительное масло, в то время как шрот, оставшийся после ее экстракции, является побочным продуктом.
соевый шрот.jpg
В Украине же подобную картину можно наблюдать лишь в сегменте переработки подсолнечника, в то время как после переработки соевых бобов, рапса и других масличных культур с получаемых из них продуктов спрос на внутреннем рынке страны находит себе преимущественно шрот, а масла соответствующих культур не имеют особого спроса и сбываются в основном на экспорт. То есть динамика развития производства и переработки масличных культур в Украине задается прежде всего именно комбикормовой промышленностью и ограничена платежеспособностью ее операторов и просто предельным спросом на корма в стране.

На самом деле основным продуктом переработки рапса и подсолнечника всегда является именно масло, поскольку именно его содержание в семенах этих культур является высоким, в отличие от сои, для которой шрот является основным продуктом, а масло — побочным. Таким образом, иллюзия какого-то фундаментального различия в структуре продукции переработки масличных в Украине и в мире в целом обусловлена ​​исключительно тем, что в масштабах мировой экономики основной масличной культурой является соевые бобы, для которых шрот является основным продуктом переработки, а масло — второстепенным, тогда как в Украине основной масличной культурой является подсолнечник, для которого, как и для рапса, основным продуктом переработки является именно растительное масло.

Так что же в таком случае служит препятствием для развития биотопливной промышленности в нашей стране? Как ни странно, все дело в том, что в возможных попытках развивать биоэнергетическую отрасль экономики, Украина, несмотря на развитые производства и переработки масличных культур, неизбежно столкнется с дефицитом сырья для производства биодизеля.

Для достижения самообеспеченности биотопливом прежде всего необходим рост объемов производства и переработки масличных культур в стране, причем с упором на энергетически эффективные их виды. Так, развитию биоэнергетики в Украине неизбежно должно способствовать расширение посевных площадей под соевые бобы, рапс, рыжик, лен, люпин, рицина или другие культуры, способные давать большой выход растительного масла, в котором преобладают мононенасыщенные олеиновые кислоты в составе (от последних напрямую зависит срок годности биотоплива, который в любом случае заметно меньше, чем у солярки).

Какое же из растительных масел, производимых в Украине, может быть использовано в качестве сырья для производства биотоплива? Соевое? Вряд ли, ведь основным продуктом переработки сои является шрот, а значит аграриям сначала придется найти новые рынки сбыта, что достаточно проблематично. Развитие животноводства, в частности кормовой промышленности, в стране переживает стагнацию, а мировой рынок достаточно насыщен дешевым соевым шротом американского происхождения.

В последние годы в мире наблюдается профицит производства сои и продуктов ее переработки, который будет сохраняться, скорее всего, как минимум, до конца десятилетия. Возможно, конечно же, предположить сценарий, при котором рост предложения дешевого шрота на украинском рынке будет способствовать развитию животноводческих отраслей, наращиванию аграриями поголовья скота и птицы, и развитию комбикормовой промышленности. Однако в условиях глубокого экономического кризиса, в котором оказалась страна, подобный прогноз выглядит слишком оптимистичным.

Возможности подсолнечника

Может сырьем для производства биотоплива в Украине стать подсолнечное масло? Теоретически это возможно — биодизель на основе подсолнечного масла успешно производят и применяют, в частности в Болгарии. Однако в нынешних украинских условиях это все же слишком дорогое удовольствие — такое топливо будет из-за высокой цены на подсолнечное масло значительно дороже дизтоплива.
соняшник біопаливо.jpg
Разумеется, с учетом того, что нефть в Украину импортируется за твердую валюту, а подсолнечное масло на внутреннем рынке покупается за слабую гривну, в условиях дальнейшей девальвации ситуация может измениться, как это, собственно, произошло в Болгарии. Однако существенное падение национальной валюты и дальнейшее развитие экономического кризиса в стране в любом случае существенно затруднит инвестиции в отрасль, в частности в развитие переработки масличных и производство биотоплива. Сценарий развития событий, связанный с гиперинфляцией в Украине, хотя и возможен, но является трудно прогнозируемым, и вряд ли светит особыми перспективами для биотопливного комплекса.

Рапс — производство биодизеля с нуля

ріпак.jpg

Перспективным сырьем для производства биодизеля в украинских условиях мог бы быть рапс. Эта масличная культура — дальний родственник горчицы — стремительно набрала популярность среди украинских аграриев в XXI ст. в связи с технической простотой и высокой рентабельностью выращивания. Степень энергетической конверсии рапсового биодизеля, несмотря на высокую урожайность масличной, не дотягивает до такой у топлива, производимого из пальмового масла, однако это отнюдь не мешает активным образом использовать рапс как основное сырье для производства биодизеля государствами Европейского союза, а также в Канаде.

Проблема для развития этого направления в Украине — это прежде всего высокий барьер вхождения — переработка рапса в Украине на сегодня развита очень плохо, основной вал этой культуры идет на экспорт. Итак, гипотетическому производителю биодизеля придется вкладывать в отрасль существенные инвестиции, по сути дела, формируя полный цикл производства с нуля.

Тупик биодизельной отрасли

Кроме того, тормозит развитие биоэнергетики в Украине также и неэффективное государственное регулирование отрасли. Низкие акцизы на нефтепродукты приводят к слишком узкого люфту между ценами на минеральное и биогенное топливо, даже в условиях стремительного роста цен на импортные нефтепродукты — в то время как в западных странах совершенно противоположная ситуация. Хотя в 2014 году правительством Украины и были заметно повышены акцизы на нефтепродукты, проблемы это не решило, поскольку получение зеленых тарифов, которые должны применяться для биотоплива, затруднено несовершенством законодательства, в результате чего люфт между ценами на минеральное и биогенное топливо остается крайне узким, не обеспечивая производителям надлежащей маржи.

Кроме того, несовершенное законодательство также тормозит развитие производства биотоплива на чисто техническом уровне — хотя производство биодизеля, теоретически, только на несколько технологических операций сложнее производство растительного масла, в отличие от маслоэкстракционного завода биотопливный завод уже формально считается предприятием топливно-энергетической промышленности. Последнее создает дополнительные административные барьеры, мешающие его открытию: усложненные нормы проектирования и строительства предприятия, необходимость в дополнительной сертификации и прочее.

Что касается других видов масличных культур и растительных масел в Украине, то они в принципе производятся только в небольших объемах и вряд ли могут служить сырьевой базой для крупнотоварного производства биотоплива.

Таким образом, в настоящее время перспективы развития отрасли загнаны в определенный тупик: для расширения производства биодизеля необходим рост производства соевого и рапсового масла, но предпосылок для этого нет, потому что нет рынков сбыта для шрота и жмыха. Есть ли из этого тупика какой-нибудь возможный выход? Как вариант, основным продуктом переработки масличных культур в Украине должно быть растительное масло, которое идет на производство биотоплива. Для этого именно спросом на масла должны диктоваться посевные площади под масличные культуры, а также строительство и расширение перерабатывающих предприятий и другие инвестиционные проекты в отрасли. В этом случае спрос на растительные масла, а также цены на них будут прямо задаваться ценами на топливном рынке, поскольку большая часть производимых масел будет потребляться биотопливной отраслью. Однако для этого необходимо сужать производство традиционного для Украины подсолнечника, неспособного, как было доказано выше, решить поставленные перед биоэнергетикой задачи, в пользу рапса, объемы переработки которого в стране на сегодня относительно небольшие.

По меньшей мере в краткосрочной перспективе крупные предприятия, которые строят свой бизнес на производстве и переработке подсолнечника, вряд готовы к столь значительному перепрофилированию. К тому же, здесь неизбежны и определенные социальные последствия — продовольственные масла, по мере развития биотопливного сектора, будут ощутимо дорожать вслед за нефтепродуктами, что может отразиться на их доступности для малообеспеченных слоев населения.

Также важно то, что неизбежным представляется и значительный разрыв связи между спросом и предложением кормовых компонентов на рынке. Если сейчас объемы производства шрота определяются прежде всего спросом на него со стороны кормовикив, то в будущем они будут неизбежно расти вслед за объемами производимого масла, и когда они превысят платежеспособный спрос, цены на питательный продукт начнут снижаться. Отчасти этому мог бы помешать доступ к мировому рынку — пошлины на экспорт кормовых компонентов из Украины отсутствуют, однако в условиях глобального профицита производства масличных культур, который был достигнут в 2014 году, и скорее всего, продлится не один год, можно считать, что мировые цены на шрот также будут тяготеть к снижению.

Впрочем, соя и рапс — высокорентабельные культуры, способны пережить даже достаточно заметное снижение цен на них и остаться привлекательными для аграриев. Так что, как следствие реализации такого сценария, можно предположить, что годы развития биоэнергетики могут стать весьма благоприятными для отечественного животноводства и создадут предпосылки для его энергичного развития.

Объемы производства кормовых компонентов в Украине в этом случае будут расти устойчиво, и независимо от спроса на них, вслед за объемами производства биодизеля, цены на них будут снижаться. Соответственно, стоимость кормов — важнейшего пункта в структуре себестоимости животноводческой продукции — будет снижаться. Поскольку рынки сельскохозяйственной продукции в Украине далеки от насыщения, по меньшей мере для крупных агрохолдингов, инвестиции в животноводство будут, вероятно, более перспективными, чем экспорт дешевых кормовых компонентов.

Несомненно, в условиях той депрессии, в которой находится украинское крупнотоварное животноводство в последние годы, подобные перспективы могут выглядеть почти фантастическими. Однако они полностью подтверждены опытом других стран с развитым АПК, которые энергично взялись за развитие биоэнергетики — от Бразилии до Индии. А значит, есть все основания надеяться, что и украинские производители смогут получить свои бенефиции от развития биодизельной и комбикормовой отраслей.

В конце концов, всякий кризис — это не только потрясение, но и открывающиеся перспективы, которые следует только вовремя разглядеть.

В следующей статье рассмотрим опасности культивирования рапса.

Просмотров: 1 709
Поделиться
Спрятать